Sidebar

Моногорода на перепутье: Цифровая экономика создаст новые рабочие места

Моногорода и Регионы

Ситуация в российских монопрофильных городах остается напряженной. Население моногородов – а это четверть населения Российской Федерации - оказалось абсолютно незащищенным в экономическом и социальном планах. 

На последнем совещании Правительства, посвященном вопросам занятости, Дмитрий Медведев заявил, что для всех моногородов России должны быть срочно подготовлены программы по созданию альтернативных рабочих мест. Однако из сформированного Минрегионразвития официального перечня моногородов России, состоящего из 335 позиций, лишь в 35 такая программа реализуется в рамках соответствующей ФЦП. Что делать с остальными городами, пока так и не решено. В недавнем послании Федеральному собранию Президент отметил: «Муниципальные образования, в которых нет комплексного плана развития, находятся в критичной ситуации».

По словам зампредседателя Внешэкономбанка Ирины Макиевой, которая руководит рабочей группой по модернизации моногородов при правительстве России, все моногорода условно разбиты на три категории по принципу светофора – «красная», «желтая», «зеленая». В основе два критерия: темпы и перспективы падения уровня производства и средний уровень безработицы. «Зеленые» города чувствуют себя более или менее устойчиво, проблемные «красные», чреватые социальной напряженностью, требуют принятия радикальных решений вплоть до вынужденного переселения людей в другие регионы при господдержке. 

Однако любое неподготовленное массовое переселение - дело проигрышное из-за неизбежных социальных издержек. Примером такого рода является предложенное Минрегионразвития переселение работников АвтоВАЗа для работы на вагоностроительном заводе в Ленинградской области, в окрестностях которого, как известно, работы нет. В рамках этой инициативы можно было бы переселить, от силы, несколько сот работников с семьями, но проблемы безработицы в Тольятти это, конечно, не решило бы.

Вторая идея для решения проблемы моногородов в арсенале правительства - это диверсификация, перепрофилирование и создание новых производств. Задача ключевая, но пока системно не решаемая в силу низкой производительности труда в стране, которая препятствует массовому созданию новых рабочих мест - зашкаливает стоимость их модернизации и переподготовки кадров. К тому же невостребованность не делает моногорода источником дешевой рабочей силы. Жители многих кризисных территорий достаточно консервативны и привыкли к хорошим зарплатам в привычной для них сфере занятости, как кадровый потенциал, они не перспективны для создания новых предприятий, а также не готовы к рискам, связанным с ведением собственного бизнеса. Им нужно предложить что-то реально работающее.

Третья идея – прямое субсидирование из федерального бюджета части моногородов, оказавшихся в наиболее сложной ситуации. Однако процедура расходования такой помощи регионам от центра не отработана и максимально непрозрачна, чем легко могут воспользоваться промышленные лоббисты, продвигающие интересы «своих» моногородов.   

Ряд предлагаемых экспертным сообществом концепций в официальные программы развития и модернизации моногородов пока не вошли. Одна из таких концепций - создание новых дистанционных рабочих мест в рамках преимущественного развития на депрессивных территориях цифровой экономики, опирающейся на высокий уровень сервисных технологий и проникновения широкополосного Интернета в России. По данным TNS за январь - март 2015 года, пользователями Интернета являются 82 миллиона россиян или 66% населения России городских и сельских населенных пунктов 64 субъектов РФ. 50 миллионов пользователей в РФ выходят в интернет с помощью мобильных устройств. Россия находится на втором месте после Южной Кореи по количеству пользователей мобильным Интернетом.

Суть концепции заключается в формировании в проблемных российских моногородах и поселках специализированных центров для оказания цифровых услуг предприятиям и населению. Организация таких центров может быть поручена институтам частно-государственного партнерства. Прежде всего, можно говорить о крайне востребованных бизнесом  услугах поиска, ввода и обработки данных, сканирования, услугах колл-центров, консультационных центров, изначально не требующих высокого уровня подготовки и специальных навыков, а в дальнейшем также о различных видах электронного сервиса: образовательных, юридических, финансовых и страховых услугах. Информационно-коммуникационные технологии призваны решать вопросы быстро, экономя время чиновникам и гражданам. В то же время пока недостаточным остается развитие электронных госуслуг, коммуникации государственных органов с гражданами через интернет, решение административных вопросов с помощью электронной связи.

Практика ряда развитых стран показала, что сфера услуг за счет распространения, прежде всего, высокотехнологичных цифровых услуг обеспечивает высокий прирост занятости. На сегодняшний день в странах ЕС только вокруг Интернета уже возникло примерно 7 млн. рабочих мест. Япония планирует создать в секторе мультимедиа к концу второго десятилетия нового века 6 млн. рабочих мест. В сервисном секторе в США с середины 2000-х годов было ликвидировано 3 млн. 300 тыс. рабочих мест, связанных с оказанием традиционных услуг, но взамен сформировалось 7,4 млн. рабочих мест в области цифровых услуг. 

Развитие цифровой экономики выгодно государству, поскольку она развивается с минимальным государственным финансированием. Новые информационные технологии не зависят от инфраструктур, сырьевой базы государств, ни от их местонахождения. Если сравнить ее с автомобилестроением, то она в несколько раз превышает отчисления в бюджет и увеличивает рост экономики. В то же время, современное российское общество находится в начальной стадии «цифровой эры». По данным Гильдии маркетологов России, в 2014 году цифровая экономика составила лишь 0,4 % от ВВП, но, по прогнозам экспертов, уже к 2020 году  должна достигнуть уровня 8% от ВВП, то есть за 6 лет вырасти более чем в 16 раз. В связи с диверсификацией проблемных территорий, появляется возможность обеспечить «большой скачок» в инновационной экономике, соединив ее с трудовым потенциалом жителей моногородов - временно свободного кадрового резерва.  

Уже сегодня на российском рынке труда существуют проекты по перераспределению и эффективному использованию временно простаивающих трудовых ресурсов по отраслям и регионам. В 2013 году стартовал пилотный проект в сфере информационных технологий, объединивший более сотни ИТ-компаний - работодателей под эгидой общественных организаций НП «РУССОФТ» и Ассоциации стратегического аутсорсинга «АСТРА» (НП «АСТРА»). В рамках проекта был создан прототип цифровой платформы для реализации на рынке труда стратегии кооперации и совместного использования временно простаивающих штатных работников компаний-участников системы. Это позволяет оператору проекта в полном объеме обслуживать кадровые потребности таких крупнейших гигантов отечественной индустрии, как «Роснефть», Росатом» «Сбербанк».  

Агентство Стратегических Инициатив (АСИ) поддержало проект с целью масштабирования идеи проектного перераспределения за пределы рынка информационных технологий, устранения административных барьеров на пути реализации данного проекта и предоставления новых возможностей трудовой занятости самым различным категориям населения. Для реализации задуманного в настоящее время создана Автономная Некоммерческая Организация «Центр Мобильности Трудовых Ресурсов», призванная с помощью привлеченного госфинансирования развивать цифровую платформу перераспределения трудовых ресурсов нескольких моногородов, нескольких тысяч компаний-работодателей. В планах АНО «ЦМТР» - создания федеральной информационной базы данных трудовых ресурсов моногородов, а ближайшая цель - создание в 2016-2017 годах  1 млн. альтернативных удаленных рабочих мест для развития трудовой мобильности населения и роста занятости в моногородах России. 

 

Подпишись через наш сервис подписки на e-mail-рассылку новостей и полезной для вашего бизнеса информации
Подпишись через наш сервис подписки на e-mail-рассылку новостей и полезной для вашего бизнеса информации